chet_nik: (Default)
Часть третья глава третья.

Утро. Непонятно почему так шумно, и запах угля был, совсем непривычен… Сердобольные проводницы, уже разогревали кипяток и растапливали вагонные «буржуйки». По ходу дела раздавая советы и указания кому - что, где туалет, магазин, или Миграционка…
Предложив желающим кипяток, проводницы предупредили, что те, кто не сможет оформиться и уехать, сегодня может рассчитывать ещё на одну ночь в этих вагонах, но уже на третьей полке, и без сухпайка …
Заняв очередь на оформление, мы расположились в той части зала, где находилась основная масса так называемых беженцев… Или как нас потом называли «вынужденные переселенцы»…
Интересное определение «вынужденные переселенцы»… Понятие есть, переселенцы назначены и оформлены, а вот кто сделал их таковыми вопрос без ответа…
Ближе к обеду, в зале появись люди с гитарами, термосами и коробками. Раздав бутерброды и напоив большую часть горячим чаем, они спели что-то на Евангельские темы… Как оказалось это были «Гедеоновы братья» (если память не подводит). После чего, раздав «Новый завет» всем желающим, они, пожелав всем мира и добра, удалились.
Оформление прошло на удивление быстро и без особых вопросов. Была выдана специальная бумага, которая давала право на бесплатный проезд, до места назначения. Коим был выбран один из райцентров Ставропольского края.
В ж/д кассах Мин-Вод эта бумага была принята без вопросов, а вот уже в Будёновске, на автовокзале, нам показали фигуру из трёх пальцев, потребовав 100% оплаты проезда…
После некоторых разбирательств с начальником вокзала, нам пришлось всё же заплатить 50% от стоимости билетов, потому как по-другому, они никак не хотели нас оформлять…
До места назначения оставались 90 км…
chet_nik: (Default)
Часть третья глава вторая.


К середине февраля было принято решение о поиске путей и способов выезда за пределы Города и республики. Потому как дитёнок который всё это время тихо и относительно спокойно сидел у мамы в животе, начал проявлять своё присутствие довольно бурными толчками. Словно напоминая о своём присутствии.
Один из ходоков, который ходил в Заводской район, принёс весть о том, что около руин ДК формируются и ежедневно отправляются машины с людьми, принявшими решение о выезде из Города.
Раз так, надо сходить, проверить. Сказано – сделано. В один из морозных февральских дней отправились с братом в Заводской район. Вид парка и руины ДК вызывали только боль и горечь потери. Потому, что от уютные аллейки превратились в непролазные колеи, в которые человек проваливался по колено. Ели, наши прекрасные «голубые ели», ушли на обустройство быта расквартированных в парке федеральных войск. Побродив немного по окрестностям и выяснив что «главный» по всем вопросам сидит в одном из КУНГов, мы, выстояв очередь из таких же гражданских попали к нему на приём.
Человек лет 45, с воспалёнными от недосыпания глазами, безучастно и несколько отрешённо выслушал наши вопросы об эвакуации. После чего посоветовал идти к южной части парка, там, мол, сидит капитан, который всех желающих записывает.
Найдя не без труда того капитана, мы узнали, что сегодня формируется колонна на Псков. Вчера была в Рязань. Куда повезут завтра, пока неизвестно, но повезут обязательно. Вернувшись домой, и посмотрев по атласу автомобильных дорог где находится славный город Псков, было принято единогласное решение «нафик такую эвакуацию»…
Но всё же принимать решение выезжать пришлось, и только для того чтобы рожать. Иначе неизвестно какими последствиями могло обернуться дальнейшее пребывание на территории Города.
Через пару недель пришло известие о том, что и с Консервного уходят машины до Моздока, там по «железке» до Мин-Вод, ну а там уж, кому как повезёт, а точнее – якобы давали абсолютно бесплатные проездные документы в любую точку РФ. До родных или близких… Или просто – куда захочешь…
Сборы были недолгими, собирать в «никуда» особо было нечего. По приходу на Консервный, действительно была обнаружена масса гражданских которые кучковались аккурат напротив тех самых окон выдачи «гуманитарки». Даже составлялись списки, всех желающих выехать сегодня. Периодически человек со списком то скрывался в одном из домов, на котором была надпись типа «ЭвакоПункт», то появлялся для уточнения фамилий инициалов или ещё чего-либо. Надо отдать должное, этот чел, обратил внимание на беременность, и спустя некоторое время мы были приглашены во времянку, находящуюся во дворе этого дома. Там же находилось порядка 12 человек, которые либо были ранены, либо по каким то другим причинам имели право, находится под крышей, тогда как все остальные располагались на улице, под начавшимся снегом, и постепенно замерзали от морозца…Ибо колонна машин с гражданскими выдвигалась как оказалось в последствии около 14-15 часов дня. А приходили многие чуть свет. Через некоторое время нас с женой вызвали к коменданту эвакуационного пункта, где после расспросов о сроках беременности и самочувствии было предложено лететь вертолётом «ЦентроСпаса». Может так бы оно и случилось, но тут белые КАМАЗы привезли очередную партию раненных и обмороженных, и мы были отодвинуты на второй план. Находится в той комнатке куда нас определили со временем стало тяжело, морально… Потому как некоторые очнувшись из забытья начали что-то бормотать, другие стали переговариваться вспоминая подробности военно-подвальной жизни. Да и воздух оставлял желать лучшего – керосинка для освещения, и буржуйка для обогрева, сжирали кислород нещадно.
Вернувшись на улицу мы заметили что людей прибавилось, и списки стали более организованно и тщательно проверять уже люди в камуфляже. Да, кстати, один из записавшихся, молодых людей в последствии «потерялся» и после тщательного и громкого зачитывания ФИО, так и не появился. Что было воспринято людьми в погонах как «ну-ну…».
Военная техника передвигавшаяся практически по центру дороги не воспринималась как чтото необычное.. Нет, мы уже привыкли к танкам устланными коврами и паласами. БТРам укутанными портьерами и занавесками из турецкого шифона. Даже вид распятого на танковом передке ОРЛА из Краеведческого Музея вызывал только боль, но никак не удивленье… Варвары.
Но этот танк мы услышали задолго до того как увидели. Он вылетел со стороны Старой Сунжи. И дело не в том, что шум мотора распространяется быстрее вида самого танка, нет, просто рёв именно этого танка вызвал дружный и обеспокоенный поворот голов всех кто в тот момент находился рядом с нами. Многотонная махина, на полном ходу какой только можно было из неё выжать, неслась по центру трассы. Но то, что на её броне никого не было, и некоторая зигзагообразность движения, вызывали опаску и некоторую обеспокоенность среди нас.
Не знаю, кто и что успел подумать, но в этот момент водитель этого аппарата решил, судя по всему сделать «полицейский разворот»… Фокус не удался. Судя по всему левому торсиону, пришёл «кирдык», и машина резко и пронзительно лязгнув, остановилась, и практически сразу заглохла. Ропот, возникший в толпе, тотчас притих, ибо всем, было интересно посмотреть, на этого Шумахера… Танковый люк спустя минуту открылся, и тело, упакованное в камуфлированную форму, выбралось наружу. Степень опьянения даже на вскидку можно было охарактеризовать, как: «… я свою норму знаю – упал, хватит…»…
Свежий, морозный воздух придал горе-водителю некоторых сил, и он по синусоидальной траектории отправился в сторону Консервного…
Спустя полчаса прошла ещё одна, уже порядком, надоевшая процедура типа «переклички» и сверки списочного состава относительно каждой машины. После чего в уже начинавшее по-зимнему сереть небо полетела команда «По маши-и-и-и-и-нам….»




Надо отдать должное военным, сопровождавшим именно наш КАМАЗ, жена была посажена в кабину, более тёплую и чуть мягкую, чем наш кузов.
Пределы Города покинули практически без приключений. Люди, доселе державшиеся чуток особняком, в кузове плотнее сгруппировались, и приготовились к путешествию. Группировка тел придавала не только тепла но и комфорта, ибо болтало не «по децки».
На одном из блокпостов, мы услышали голос нашего сопровождающего: «Давай к нам…» И после призыва о помощи, мы, откинув край тента, увидели мужчину лет сорока, который просил принять спортивную сумку. После того как я взялся за ручки сумки, он попросил быть с ней аккуратнее и не бросать на пол. А аккуратно поставить… Другой попутчик подал ему руку и он ловко вскарабкался к нам. Опуская сумку на пол я перехватил её под низ рукой. Ощущение чего-то плотного, и полностью заполненного, в сумке присутствовало на все сто…
Многие из нас ехали, кто с мешками, кто с сумками. Но размер этого походного скарба выражал решимость забрать с собой всё, что осталось. Поэтому мы и задали резонный вопрос, о том, откуда этот чел, и почему у него такая небольшая сумка.
Он нам спокойно рассказал о том, что сам из Грузии. Месяц, пешком, шёл в Грозный. Для того чтобы отыскать там родственника. Родственник был инвалидом, и не мог ходить. После того как он добрался до места, на котором находился дом родственника, он ещё две недели разбирал завалы того самого дома, на втором этаже которого находилась квартира родственника. То, что осталось от его двоюродного дяди, сейчас и находится в сумке, которую он везёт на родину, для предания земле…
Другим ярким, но недолгим моментом была девушка, «болтушка» которая по её словам жила где-то в Заводском. Где, сама не знает потому что не местная, приехала в гости к знакомым которые не встретили, а тут война началась, и документы утеряны и акцент интересный… В общем с собой у неё была пластиковая, прозрачная сумка от импортного одеяла, в котором находилась кой какая косметика, нижнее бельё, и какие-то бумаги… Неестественность её поведения нами была списана на общую нервозность, но люди в штатском снявшие её минут через 20 после начала движения, почему-то думали по-другому. Судя по всему, в анкетных данных, при посадке, она указала какие-то сведения, которые заинтересовали этих молчаливых и суровых людей…
По рассказам лейтенанта сопровождавшего нашу машину, предыдущий конвой был пару раз обстрелян из стрелкового оружия, и разок мина рядом легла.Обошлось двумя «трёхсотыми» Нам повезло. Проскочили. Ибо следующий конвой, который пошёл днём позже, также попал под обстрел… Были и «двухсотые» и «трёхсотые»…

Добравшись до Мин-Вод, мы были выгружены из машин, после чего нас проводили до вагонов расположенных на запасных путях. Через некоторое время, когда мы стали немного отходить от дорожной тряски, в вагон зашли несколько человек. Тот, который постарше разъяснил порядок нашего пребывания до завтрашнего утра, проверил ещё раз документы и дал команду на раздачу еды и воды. Те, кто помладше начали шустро раздавать консервы… Есть совсем не хотелось. Немного попив воды, мы провалились в сон.
chet_nik: (Default)
Часть третья, глава первая.

Середина января 1995 года, принесла с собой некоторое потепление и те запасы продовольствия, которые можно было худо-бедно растягивать, храня на улице, под снегом пришлось быстро зажарить и съесть. Оставшиеся пол мешка пшёнки и пара кг риса в расчёт не принимались… Кто то из соседей осмелившихся пройти до Заводского, принёс новость, что вроде бы на «Холодильнике» (Хладокомбинат) раздают под запись еду… Конечно, было интересно, неужели там, на нашей работе ещё что то осталось… Собравшись мы пошли на Хладокомбинат.
То, что в мирное время не представляло особого интереса и воспринималось как должное, с истечением времени и по прошествии некоторых событий (типа войны) выглядит немного по другому, и не столько страшно, сколько иррационально. Дорога которая занимала в мирное время порядка 45 минут, в тот раз заняла 1,5 часа. Мы, шли не особо опасаясь, но всматриваясь в изменившийся ландшафт, и замечая изменения в привычных изгибах дороги, и контурах домов сопровождавших наш путь. До 2-ой Линии идти было привычно, поскольку разрушения не столь сильно изменили облик посёлка. А вот, выйдя на относительно открытое место, между 2-ой и 1-ой Линиями, в душу пробралось опасение, которое по истечении времени немного отступило под наплывом впечатлений и потрясений от увиденного. Кто бы, что не говорил, но аура есть и у неодушевлённых предметов, у Деревьев, у Домов, у Дороги, у Земли наконец. И вот эта аура в тот момент если не отсутствовала полностью то, собравшись в комок, постаралась спрятаться. Проходя мимо домов, подсознательно ощущалось наличие живущих или их отсутствие. Нет, лай собак, как таковой после начала войны отсутствовал. Тут что-то совсем другое, абсолютно подсознательное, и чувствовавшееся на грани первобытного ощущения «свой-чужой».
Перекрёсток, на Карпинку, был разворочен попаданием, практически в центр перекрестка, реактивного снаряда типа «Град» или «Смерч». Приглядываться или ковыряться в остатках этой железяки, не было желания, и времени. Переходя горку справа которой была «Табачная база», а слева база УМС ЧИУС (Управление Механизации Строительства Чечено-Ингушского Управления Строительства), на самой её вершине, аккурат под забором была горка использованных шприцев, явно не из под промедола. Спустившись вниз, и оставив слева «Тарную базу» и воинскую часть (которую разграбили ещё в далёком 1992году), мы вошли в пос. Строителей.
Добравшись до Хладокомбината, обошли разграбленное и пустующее здание управления комбинатом. Войдя на территорию, мы действительно встретили Алика, начальника «Технологического цеха», то есть заведующего самими складами уже бывшего, но всё же ГосРезерва. Поздоровавшись и выяснив, что он действительно раздаёт остатки баранины «под запись», мы взяли по барану, и двинулись домой.
Конечно, я не смог пройти мимо своего цеха. Зайдя в кабинет, я обнаружил ворох бумаг и документов выкинутых из шкафов. И самое интересное, мой сейф, в котором перед началом войны находился «Мегер» (Мегомметр) и некоторая часть документов, был вскрыт одним выстрелом. Пуля, выпущенная из автомата перебила запорную планку и прошила «Мегер» насквозь, застряв в задней стенке сейфа.
В само помещение цеха снаряд угодил однажды, и в крышу. В последствии мы насчитали порядка 300 пробоин трубопроводов. Сколько осталось в стенах неизвестно. Осматриваясь дальше, заметили, что и конденсаторная площадка, и ресивера под ней имели осколочные повреждения. Мина попала аккурат между «кондёрами» и весь аммиак, находившийся на тот момент в них, вышел…
На площадке перед мастерской в асфальте торчала неразорвавшаяся мина. Стены были посечены осколками. В общем, глобальных разрушений не было, это радовало. Один из встретившихся нам на территории комбината бывших работников (пожилой электрик) сообщил что «ваш Лёха», находится сейчас с поломанной ногой, в стенах «электро-цеха».
Лёха, Алексей Желиба, человек получивший квартиру в Ипподромном, и потерявший её в итоге какой-то коммерческой махинации, проведённой с ним нечестными «риэлтерами»…
Последние полгода перед войной он жил на Комбинате, работал тут же, и пил «горькую» от безысходности. Дочка была, где-то на «Севере», сын в «Малороссии». Вот так он и помогал держать на плаву жизнеспособность «Холодильника», приходя на выручку любой дежурной смене, потому как идти было не куда, и не к кому.
Ногу как выяснилось он сломал тут же, во время аварийного выпуска аммиака в канализацию, когда первые мины стали ложиться на территории конденсаторной площадки. Человек осознавая опасность поражения посёлка и живущих в нём людей газом, абсолютно не думал о своей жизни. Вот так вот, успев выпустить большую часть газа, его отшвырнуло взрывной волной, при падении он и сломал ногу.
Но люди нашли его, наложили лангет, оказали посильную медицинскую помощь; и снабдив продуктами, и водой продолжали навещать его и рассказывать новости. Пообщавшись с ним, и пожелав выздоравливать, мы решили ещё раз пройти по территории. Но, встретив на полпути, около «Фабрики Мороженного» роту армейского спецназа проводившего зачистку, будучи обысканными, после проверки документов, которые находились у каждого во внутреннем кармане, мы поспешили удалиться, ибо неисповедимы пути Господни…
На обратном пути встретившиеся люди задавали резонный вопрос, откуда бараны?.. Получив утвердительный ответ о происхождении, они более шустро спешили к раздаче «записного мяса».
Ясно, что после столь длительного хранения без соответствующей температуры, баранина покрылась ровным, зелёным налётом. Но на тот момент, этот мох, не имел никакого значения.
По возвращению, в посёлок, один баран был оставлен родителям жены в районе 3-ей Линии, второй, благополучно транспортирован домой, до 8-ой Линии.
Как я уже упоминал, стояла относительно тёплая для января месяца погода, и баранину пришлось засолить, дабы иметь запас продовольствия на некоторое время вперёд.
Изо дня в день приходили интересные новости: то о несметных количествах тушёнки, на какой то из баз, в районе автотреста, то о громадных запасах строительных материалов которые берут по домам все кому не лень… Поддавшись общему настроению «а вдруг что либо и нам перепадёт» мы решились на поход «за чем ни будь».
Благополучно добравшись, до Автотреста, со стороны железной дороги, к тому времени наиболее спокойная и безопасная пешеходная артерия по Старым Промыслам, мы попали на территорию Баз. Множество гражданских бродило по вскрытым складам, растаскивая то, что поддавалось растаскиванию, и с горечью взираю на неутаскиваемое, типа чугунных ванн… Хотя в один из дней, нами были встречены пара чудаков, один из которых вёз в тачке три унитаза, другой гинекологическое кресло. ;-)
Брать было особенно нечего, да и довольно таки далеко мы отошли от дома неподготовленные: пешком, без тачек, имея в запасе только два пустых мешка…
Слухи среди толпы распространяются моментально, и одна, случайно оброненная фраза могла развернуть и сорганизовать доселе хаотично движущуюся массу людей, в стройный, целенаправленный отряд мародёров. И никакие бетонные заграждения, замки и запоры не могли стать препятствием на пути людей, целенаправленно алчущих завладеть хоть чем-то. К тому времени многие уже были озабочены не столь добычей пропитания, сколь просто собиранием и складированием у себя в жилищах того, что можно было отодрать, вырвать или просто притащить до дома, до хаты.
Одним из ярких примеров стал клич: на ЖБИ новый склад нашли… Не знаю кто и что там мог найти, после столь длительных и качественных поисков, но всё же клич возымел действие. Толпа, молча и рьяно бросилась в направлении ЖБИ. Поддавшись инстинкту толпы, мы ломанулись вместе со всеми. Оказывается, был обнаружен склад высоковольтных изоляторов, не знаю, почему они хранились за железными воротами, но внушительный вид замков навёл народ на мысль, что за ними что-то ценное. После непродолжительного взламывания запоры поддались и народ, ворвавшись внутрь, разочаровано разбив пару тройку фарфоровых изделий, рассыпался по окружающей территории. И тут опять доселе бесцельно круживший народ всколыхнулся и устремился в один из углов двора. Там была обнаружена каморка строителей и электриков. Ибо добычей стали валики, щётки, и самое интересное – пара цинков строительных патронов. Так как цинк, имел тот же тёмно зелёный цвет что и у боевых патронов за эти два цинка развернулась нешуточная потасовка между двумя мальчишками лет 15-16, мужчиной в годах и женщиной под 40… В общем, победила молодость. Цинки были утащены в сторонку. Тут же, увидев доселе неизвестную маркировку, было принято решение вскрыть и посмотреть, что за зверь в коробке … Разочарование в глазах пацанят было не передать. Цинки были брошены под забором, но оставались бесхозными недолго. Минут через пять от добычи осталось только примятый сугроб снег и пара десятков рассыпанных патронов.
Развернувшись, чтобы возвращаться домой, мы решили сэкономить, и не бить ноги по шпалам железной дороги. Тем более что расстояние между шпалами выбрано при укладке таким «Макаром», что если шагать по каждой – будет часто, если через одну – то редко. Специально, что бы по шпалам не ходили, и под паровоз не попадали… То есть решили пройти обратным путём, через все базы, благо к тому времени ни ворот, ни преград не оставалось. Всё было снято с петель или просто разрушено. И вот, уже подходя к Маховому переулку, нам навстречу попалась рота солдат, которая очень осторожно пробиралась в ту сторону откуда мы только что пришли. Нам хватило ума не убегать, а спокойно сойдя с дороги переждать их перемещение. Минут через десять, после того как они скрылись в необъятных просторах базы, послышались короткие автоматные очереди, поддержанные глухим и коротким рыком башенного пулемёта.
Наблюдать продолжение рейда не было никакого желания, и тем более шальная очередь рассыпанная над нашими головами придала не только уверенности в правильном направлении но и скорости. Во двор пятиэтажки мы юркнули очень шустро.
Это только во время Великой Отечественной Войны, в городе герое Ленинграде и Москве можно было быть относительно уверенным какая сторона улицы особенно опасно во время бомбёжки… В Грозном, быть уверенным в относительной безопасности какой либо из сторон улицы не приходилось. После того случая, желания выбираться, куда ни будь, за чем ни будь, поубавилось вполовину.
Не прошло и трёх дней, как принесли новую весть. На «Консервном» раздают еду. Бесплатно… Просто так… Надо только паспорт или свидетельство о рождении. Собрав документы, у всех родственников отправились с братом на другой конец Города.
В мирное время, одна только мысль о таком расстояние могла отбить охоту о пешей прогулке надолго. Но измерение расстояний и течение времени имели на тот момент другое значение. Точнее, они этого значения практически не имели. Вышли из дома пораньше, часиков в 7 утра. Добравшись часа за три до «Консервного» мы обнаружили офигенную толпу страждущих. Найдя относительный «хвост» очереди, мы решили попробовать выстоять. От нечего делать решил пересчитать людей. Дойдя до двенадцатой сотни бросил это занятие, тем более что появилась новая забава. Считать, сколько человек за один раз смогут «отовариться» в окошке. Потому как выдавали не подряд, а пять, семь человек получат… окошко закрывается… Через пять семь минут окошко опять открывалось, и очередная порция счастливчиков получало что то из окна. Толпа, окружавшая окошко постоянно двигалась… Амплитуда движения составляла порядка 2-3 метров. Одним из объяснений можно было считать лёгкий морозец ударивший в тот день, другим – ничего не деланье и стояние на месте, которое вместе с моральным напряжением могло просто-напросто взорвать толпу изнутри.
Окошек в том длинном здании было несколько, но очереди в каждое из них были примерно одинаковые. Одно из окон, относительно по середине здания, было почему-то наспех заколочено. После заданного вслух вопроса, о том, почему бы не выдавать и там, был получен спокойный и сухой, без подробностей, ответ: « -… А, там вчера мина прямо таки в окно попала. Двух женщин, которые выдавали, и солдатика насмерть, двоих «мирных» сильно покалечило, успели упасть…» Мина прилетела из-за Сунжи.
Оптимизма это сообщение явно не прибавило, но и уходить «ни с чем» тоже было как о не с руки… Через некоторое время у «нашего» окна началась потасовка, которую спровоцировала одна из женщин пытавшихся пробиться без очереди. На такие «движухи» окошко выдачи реагировало мгновенно: просто захлопывалось, и порядок худо-бедно восстанавливался сам собой. Толпа просто-напросто, технично «выдавливала» «крысу» в «хвост» очереди.
На тот момент время стояния подходило к 4 часам. Нервоз чувствовался во всём. После очередной попытки пролезть «на халяву» мы и ещё несколько мужчин приняли решение о неком внутреннем контроле. Разбив очередь на участки, начали более тщательно контролировать продвижение и соблюдение очерёдности. Дело пошло веселее и более оживлённо. Добравшись к 3 часам дня к заветному окошку и получив по килограмму муки, куску хозяйственного мыла и ещё чего-то из крупы на человека, мы, погрузив этот драгоценный, «выстоянный» груз отправились домой. Дорога домой заняла намного меньше времени. Дорога домой всегда короче.
Дойдя до родного крова, и вытянув ноги, пришло осознание того, что следующего раза уже не будет. Ни при каких условиях. Тяжко и тяжело. И морально и физически. Не исключая возможность получить шальную пулю, мину или ещё что ни будь изготовленное на далёком Уральском заводе…
Спустя некоторое время, в начале февраля похожий пункт раздачи так называемой «гуманитарной помощи» был организован остатках кинотеатра «Радуга».
Кинотеатр «Радуга». С этим местом связано очень много воспоминаний. Это и трудовая практика в 7-8 классе, когда был выбор или окапывать деревья на территории школы, или в киномеханической будке, вручную перематывать бобины с кинофильмами…Конечно

! Какие деревья, какие лопаты, в КИНО, наверх, на самый верх, в святая святых…И пусть перематывать бобину было нелегко и нудно, пусть домой возвращаться приходилось к 6 а то и 7 вечера… Зато у меня было удостоверение «кино-практиканта», которое позволяла в любое время дня, с 10-00 до 17-00 беспрепятственно проходить не просто в кинотеатр, а в самое сердце храма КИНО… Надо отдать должное киномеханикам, они не особо загружали нас работой. Больше времени я проводил в кинозале. Просматривая кино премьеры одним из первых…. Это и «Пираты ХХ века» и «Кинг-Конг», и «Легенда о Динозаврах»… А что стоит премьерный показ фильма «Не бойся, я с тобой». Тот день был выходным. Потому как мы пошли в кино всей семьёй. Учитывая ажиотаж, рано утром за билетами был отправлен младший брат отца, который сумел, отстояв очередь, приобрести пяток билетов, на 15.00.
Первый сеанс был в 13.00. Мы подошли к кинотеатру со стороны 5 Линии, по дорожке которая вела от ул.Заветы Ильича к «Радуге» наискосок через поле находящееся перед железнодорожным перроном напротив 55 школы. Выйдя на поле, мы заметили БАЛЬШУЮ такую толпу народа, которая перетекла через Старопромысловское шоссе, остановилась между перроном и шоссе, и развернувшись в кольцо, принялась яростно подзадоривать двоих бойцов в середине круга… Многие останавливались, и наблюдали за происходящим. Не стали исключением и мы. Не взираю на увещевания мамы, мы остались смотреть, чем всё это закончится. Это, не только не закончилось, но и получило яркое и стремительное продолжение: вслед за «мальцами», в драку втянулись ребята постарше… УАЗик с представителями МВД, проезжавший в тот момент по Старопромысловскому шоссе, свернул направо и преодолев бордюр стремительно подъехал к кругу дерущихся. Сержанты, в количестве двух человек попробовали урезонить собравшихся, растащив дерущихся… Ага, щас… Через пару минут, сержанты, без фуражек, с оторванными погонами и разодранными гимнастёрками поспешили ретироваться, вызывая на ходу по рации подмогу. К сожалению, не могу рассказать, чем закончилась та история. Потому как до сеанса оставалось порядка 10 минут, и надо было спешить…
Стоит ли описывать чувства, которые оставил после себя фильм? Думаю нет… Но выходя из душного зала нас встретили 5 или 6 патрульных экипажей которые чётко и грамотно рассекали толпу выходящих, разделяя бурный поток людей и эмоций на ручейки обывателей живо обсуждавших фильм…

Так, вот… И очереди при раздаче «гуманитарки» в «Радуге» были меньше, и «гуманитарка» как таковая была лучше. Коробка, с Красным Крестом и Красным Полумесяцем, в которой находились импортные консервы, крупа, сахар и даже сыр. Плавленый, но всё же сыр…

Полгода спустя, в мае месяце 1995года, будучи в столице Кабардино-Балкарии, славном городе Нальчике, от начала проспекта Ленина которого видны седые вершины Величавого и Великолепного Кавказа, на местном рынке в открытой продаже были спокойно выставлены те же самые продукты, которые входили в «гуманитарную коробку» выдаваемую бесплатно… На мой вопрос « - Откуда? Консервы…» Был получен довольно таки злобной ответ: « - Чё, мля, самый умный? Вали давай…» Ну что ж, «вали» так «вали»… Пусть спекуляция тем, что по идее не продаётся, а передаётся безвозмездно останется на совести этих торговцев и тех, кто им сбывал, игнорирую голодающих, начиная от подвалов и руин Грозного, и заканчивая лагерями беженцев на территории Ингушетии…

Там же в первый раз мы услышали первые предложения покинуть Город, на военных машинах в сторону Российской федерации. Точный пункт назначения был неизвестен. Но всё таки это была другая, мирная страна… Несколько семей, уехали на наших глазах, после завершения раздачи продуктов. Просто сев в кузов грузового армейского УРАЛа, и даже не взглянув по сторонам, не оглянувшись, просто сгорбившись, и уткнув голову в колени, они уезжали из Города. Не думаю, что они во что то верили, нет… Они просто покидали это место… Там, куда их увозил армейский УРАЛ, они никому не были нужны…

chet_nik: (Default)
Часть вторая, глава седьмая.

Третья, немного охнув при соприкосновении с землёй, разорвалась противным, чавкающим звуком… Она легла немного прицельнее, и даже посекла осколками ствол клёна. Но Господь сегодня был всё же на нашей стороне и не дал случится самому страшному. Ещё пара разрывов раздалась намного левее нас, ближе к Катаяме. Потом наступила тишина, звенящая тишина. Но звенела она недолго с минуту, не больше. Потому как прикинув, что скорее всего обстрел на этом закончен, мы рванули до дому, до хаты. На тот момент на всей земле быстрее нас была только пара млекопитающих, это гепард, и Михаэль Шумахер.
На углу 8-ой Линии тревожно толпились несколько человек из оставшихся жить в пятиэтажках. Никому и в голову не пришло бежать смотреть что с нами и как… Всё потому, что неделей раньше, случился один эпизод который многим стал уроком. На перекрёстке 8-ой Линии и Нефтяной частенько происходили падения мин, как бы не пойми откуда. Осознание того, что по этой развилке пристреливались миномётчики пришло лишь тогда, когда в один из дней, несколько человек встретившись и остановившись стали «мишенью с продолжением»: первая мина легла намного правее от них, практически в поле. Все кроме одного мужчины ринулись под защиту этажек, а он остался. Вторая мина пришлась практически рядом с ним, но его не убило, а крепко ранило. Он упал. После этого опять всё стихло, и народ, какой был поблизости, кинулся поднимать его, и пытаться перевязать. Вот тут то по скоплению живой силы (как сказал бы военный язык сводок и донесений) и был нанесён следующий выстрел из миномёта. Были ранены ещё трое.
После этого случая, никто не бросался на помощь сразу… Выжидали некоторое время. Живой – вернешься сам, ранили – подашь голос, убили – помогать уж нечем… Похороним… Позже…
Читатель, ты вправе размышлять как угодно, но замечу только одно – фатализма или там обречённости какой, не было. Не было и веры в какое-то завершение всего происходящего…
Ибо как можно верить в то, чего не знаешь… Было только ощущение происходящего с тобой, но в ином измерении. Время то замедляло свой бег, то ускоряло. Но всегда по своему усмотрению, и как-то отрешённо от нас.
Так вот, отдышавшись, и удостоверившись, что всё в порядке и все как минимум целы, и как бы даже невредимы. Мы, помня о том, что на поляне остался лежать спиленный клён, решили подождать. Возвращаться тот час не имело смысла. Но возвращаться домой без источника тепла не имело смысла. Поэтому, немного погодя, мы, не торопясь, готовые в любой момент сорваться с места и бросится бежать, все-таки вернулись на место рубки, и быстро ухватив конец верёвки которой валили, клён при окончании подпила, по возможности быстро затрусили в сторону спасительных домов. Спиной ожидая резкого свиста мины или неслышного (свою пулю не услышишь) удара «снайперки», что к тому времени в центре города было уже не новостью… Да и у нас стали поговаривать о таких убийствах, исподтишка…
Одна интересная деталь, когда мы мчались с поля после обстрела, каждый крепко сжимал инструмент. Почему? Не знаю. Подсознательно, схватили, то, чем работали… Может психологи это как то и объяснят, я нет.
С тех пор страх перестал чувствоваться остро и болезненно. Он, страх, стал другим, стал боязнью оставить родных и близких людей без себя.
chet_nik: (Default)
Часть вторая, глава шестая.

Но, чем дальше в лес, тем толще брёвна. То есть дровяные запасы были не бесконечны, и их пришлось изыскивать в ближайшей лесопосадке. Коей и являлась великолепная, поляна между улицами 8-ая и 9-ая Линии, по вертикали, и от ул.Заветы Ильича снизу, до Катаямовских садов сверху. Мы это место называли просто «поле». Поле было разделено пополам, аллейкой из сиреневых кустов, которые, когда красиво и густо расцветали, давали школьникам и прохожим великолепные букеты, мальчишкам помладше великолепные лабиринты для игр, мальчишкам постарше места для принятия портвейна и курения…
Аллейка имела славу криминального места, потом, когда сады стали заброшенными и зачахли, она стала местом огромной свалки, как со стороны Ташкалинцев, так и со стороны Катаямовцев. Потому, что вывоз мусора как таковой отсутствовал, а отходов с частных дворов, всегда было предостаточно. Но она по прежнему чётко разграничивала территориальную принадлежность «куянов»: до аллейки Ташкала, после аллейки, на той стороне, где находился летний кинотеатр «Восток» уже Катаяма.
Так вот, на Ташкалинской стороне, деревца были низкорослые кривоватые и чахлые. А на Катаямовской, особенно вниз от «Востока» ровные и прямые клёны. Вот за одним из них мы и отправились с братом.
С собой взяли пилу «Дружба-2», пилу ножовку и небольшой топорик для удаления сучьев. Выбрали средних размеров деревце. И приступили, к спиливанию. Клён, был полон сил, и сдаваться просто так не собирался. Поэтому приходилось останавливаться и отдыхать. В один из перерывов, когда клён был спилен и подготавливался к транспортировке, мы заметили группу лиц в камуфляже, которая переходила через поле, от улицы Ташкалинская, в сторону Катаямы. Трое человек. Одна из них женщина. Яркая блондинка. С прибалтийской внешностью. Когда они проходили Ташкалинскую часть поля, их, судя по всему, засекли. Пока они поднимались по аллейке чуть выше, в комендатуре принимали решение. Пройдя мимо нас и махнув рукой типа «Привет», они отправились в глубь Катаямы. Экипировка стандартная, пара «Калашей», пара «Мух», СВД, Макаровы… Миномётному расчёту, расположенному в комендатуре понадобилось минут 5-7, чтобы привести в готовность свою «шайтан-трубу»…
Первая мина легла метров на 20 ниже нас… Вторая метров на 15 выше… Упав, как стояли за поваленный ствол клёна, мы вжались в землю.

____________________

______________________________
Проекция того состояния, на последующее осознание:
Бог есть.
Я умею молиться.
Я не хочу умирать.
Вот так и вот здесь.
И не только потому, что я хочу жить.
__________________________________________________

chet_nik: (Default)
Часть вторя, глава пятая.

Через пол часа после начала обстрела, на улице стали появляться люди, соседи. Сначала они жались к своим дворам, потом спустя некоторое время начали потихоньку подходить к нашему двору. Но самым первым кто подошёл, стал мужчина, в белом маскхалате, который по военному, чётко спросил о наличии убитых или раненых. Получив отрицательный ответ, он предложил помощь. Поблагодарив его за заботу, мы отказались, уверив, что справимся сами. Он, довольно хмыкнув, развернулся, и удалился мягко и неслышно. Вслед за ним, от забора, в таких же белых маскхалатах, беззвучно отделились три фигуры, и, взяв наперевес ПК, СВД и РПГ направились вслед за ним в сторону Катаямы.
Наутро, картина вчерашнего обстрела стала окончательно ясна. Первый снаряд, как и описывалось выше, прошил дом Арби. Второй снаряд попал под фундамент капитальной стены, к Султану Габазову, соседу напротив нас . Султан, только-только летом закончил строительство внутреннего двора и летней кухни. Общая стена, которых и «словила» снаряд. Ленточный фундамент, шириной в полметра, длиной порядка 10 метров и высотой в полтора метра послужил хорошей ловушкой для этого снаряда. Он, снаряд, лёг впритирку с переходом земля-фундамент, тем самым обошлось малыми потерями – Трещиной на пол стены, и «лопиной» фундамента. Упади снаряд на 10 см левее или не дай Бог правее. От крытого дворика не осталось бы и следа. Третий, попал к нам, последствия – полное отсутствие стёкол по всему дому, рамы, выходящие на улицу лопнули вдоль. Сверху до низу… Дверь в дом, заклинило, и также раскололо вдоль, сверху вниз, но по диагонали. Шиферная крыша, стала похожа на нахохлившегося воробья. Четвёртый снаряд попал к соседке тёте Дуси, она жила через двор от нас. У т.Дуси, был кирпичный гараж, сложенный её мужем дядь Колей. Который безвременно почил в конце 80-х, и новенький «Запорожец ЗАЗ 968м» пришлось продать. Тем самым гараж пустовал, и время от времени использовался для хранения картошки, или ещё чего нужного по хозяйству. В ноябре, сосед т.Дуси – Магомед, прикупил по случаю «Семёрку» (ВАЗ-2107), и так как у них во дворе места не хватало, он попросился ставить машину к т.Дусе в гараж. А что, зря пропадать пустому гаражу, тем более что Мага, обещал исправно платить, это стало бы нелишним подспорьем и без того скудному бюджету т.Дуси. Так вот, волей случая или провиденьем, но 12 января, вечером Мага забрал машину и перегнал её в другое место, за пару кварталов от нас. В итоге, после утреннего осмотра пришлось констатировать, что гаражные ворота лежат без единой царапины на земле, «лицом вниз» как будто их положили изнутри, наружу одним чётким и точным движением. Хоз/инвентарь, доселе хранившийся в гараже, разбросан по всему плану. От кирпичных стен остались только половинки, четвертинки и кирпичная пыль… От шиферной крыши осталось только несколько волн, беспорядочно лежащих в конце плана. Был гараж, и нет его. А часть забора, так же как и у нас улетела неизвестно куда… В общем пристрелялись ребятишки неплохо, снаряды легли кучно, плюс минус один план, а это всего лишь 17 метров…
Осмотр окрестностей, это уже позднее утро. Ибо утро на всё время войны стало начинаться чем раньше тем лучше… И вот 14 января, на Старый Новый 1995 Год, мы с братом в 6 утра отправились к моему другу домой, друг, это тот внук того деда который не позволил разламывать печь. В общем, лёгкой и слегка напряжённой трусцой мы скоренько добрались до Первого Ташкалинского переулка. Рассказав о ночном происшествии, позвав с собой в подмогу, на ремонт ворот, и калитки Андрюху, двинулись в обратный путь. Весь день был проведён в планомерном выстукивании ворот, с помощью двух, а местами даже трёх кувалд. В итоге, к 4 часам дня, воротины висели на своих местах. Криво, насквозь продырявленные, но висели. Калитка, была немного притворена, и в связи с невозможностью ударной правки оставлена «на потом». Хозяйки накормили, и напоили тружеников на славу. Во-первых, был отмечен факт, того, что все после такого обстрела остались живы, и, во-вторых, то, что быстро подняли и навесили ворота, умудрившись успеть прикрыть зияющие дыры в заборе. Окна, были закрыты плёнкой и забиты крест на крест планками ещё вчера, сразу после обстрела. Собака, стала похожа на кошку, не тявкала, не кидалась, а просто ходила среди людей. Максимальным проявлением недовольства был оскал клыков, и приглушённый рык, но это уж очень редко. В тот вечер был открыт баллончик домашнего винца. Кстати Грозненское вино, это отдельная тема, для целой повести…
Но алкоголь, в малых дозах безвреден в любом количестве. Поэтому он, алкоголь, и стал самым популярным антидепрессантом в те времена. На Минутке, в качестве этого анальгетика применялся коньячный спирт, реквизированный населением на складах одного их предприятий.
Газопровод, вдоль улицы стал похож на решето. К вечеру 14 числа было принято решение о использовании утечек в осветительных целях – просто поджечь. Горели, наши «газовые фонари» пару дней. Потом мы их затушили, и, забив осколочные пробоины деревянными «чопиками», попытались тем самым поднять давление. Немного, но это помогло.
chet_nik: (Default)
Часть вторая, глава четвёртая.

В жизни каждого человека есть даты, которые каким то образом очень чётко запечатлены в памяти. И спроси человека какой день недели был тогда то, тогда то, он без труда вспомнит и назовёт его. Вот давайте навскидку попытаемся вспомнить какой день недели был 13 января 1995 года… А… Не получается!.. А я Вам скажу, это была пятница, пресловутая пятница «13». У многих ассоциируется с фильмом ужасов, или просто, с чем-то мистическим и не очень хорошим.
Так вот, в «Пятницу 13-го», в 1995 году утро было ясным, день был облачным, и каким то тревожным, не спокойным…. Стрельба, начавшаяся в районе Катаямовских садов, стала медленно, но верно приближаться… Кухня, в которой мы все обитали, стояла таким образом, что пули прилетавшие со стороны садов на излёте, тюкались в глухую стену, выходящую в переулок. Будучи во дворе, ясно и чётко услышал с пяток пробоин кухонной шиферной крыши, и, решив, что не стоит испытывать судьбу, зашёл на кухню где стал пить чай, отогреваясь. И прикидывая чем заняться дальше. Стрельба скоро прекратилась. Но чувство гаденькой незаконченности осталось. В делах и заботах прошёл день, незаметно, подкрался вечер. Да, чуть не забыл, каждый день, мы пару тройку раз заходили в дом, что бы протопить печь, и просто побыть в нём. Типа, Дом, мы с тобой… Во второй раз я вышел на улицу и пошёл заниматься делами, а моя супруга осталась чуть подольше. Минут через пять, семь, она прибежав из дома взволновано рассказала о том, что вдруг ниоткуда взявшийся воробей, начал биться в стекло окна в зале… И она выбегая в коридор, заметила его ещё и в коридоре, так же бьющегося в стекло… Надо отметить что три окна зала выходили на фасад дома, а одно окно, в бок, на собаку при входе во двор, и окно коридора, в которые бился воробей, также выходило на собаку и ворота с калиткой. Бабушка, немного насупившись ответила, что будут новости… Причём сказано это было с твёрдой уверенностью, что новости эти будут нехорошими…
Вечер. Около 21.20 поужинав и поставив чайник на плиту, где ещё теплились голубые огоньки газа, мы притихли в ожидании чая. В этот момент, буквально под нашими окнами, резко полыхнуло и оглушительно громыхнуло нечто… Мозг успел сообразить, что это не взрыв, но что же..? Это был залп той самой машинки, которая ездила и стреляла… Залп был коротким, три выстрела, и машина тут же уехала…
Надо отдать должное наводчикам, из Старопромысловской комендатуры и танкистам которые сработали на этот залп практически моментально.. Не прошло и трёх минут, как первый снаряд тяжко прошелестев над нами и упал метров на 20 дальше нас. На излёте, пробив стену второго этажа дома, где жил один из друзей детства Арби, и не разорвавшись, упал в огород заброшенного, и нежилого дома. Шелест второго снаряда мы услышали ещё чётче, и тут же последовал разрыв, который и вывел всех нас из ступора, первой в подвал метнулась бабушка, второй была жена, я кинулся закрывать дверь на ключ… Не знаю зачем, но мне почему то понадобилось закрывать дверь на ключ… Брат уже стоял на верхних ступенях лестницы ведущей в подвал, и кричал « - Брось дверь, давай в подвал !!!», третий разрыв казалось произошёл где то совершенно рядом, во дворе… На четвёртый разрыв, мы уже опускали крышку подвала, и она успела стукнуть нас по головам… Пятый разрыв был приглушён толщей перекрытий, подвала…
Следом было ещё два или три разрыва, но они уже не были такими сильными и мощными. Поэтому, выждав для приличия пяток минут, мы, несмотря на протесты женщин, вылезли из подвала, и приступили к осмотру. Вся кухня была в осколках стекла. Выдержали только стеклоблоки, из которых было сложено окно в ванной комнате. Все остальные стёкло были разбиты взрывной волной. Единственным минусом, было наличие вторых рам в окнах кухни и дома… С одной стороны, да, всё правильно – пришла зима, ставь вторые рамы… С другой стороны – урок на будущее, правда на кой, такое будущее(?): при возможном обстреле, бомбёжке или ещё чему ни будь такому – стреляющему или взрывающемуся вторые рамы, при их наличии снимать и убирать в сарай. Потом пригодятся.
Итак с кухней было ясно стены стоят, стёкол нет, пошли смотреть что с домом… Да не тут то было… Дверь заклинило. Как раз из-за того, что была закрыта на ключ… Урок №2: двери остаются открытыми, максимум крючок. Который слетит, оставив тем самым саму дверь целой… Дверь, после тщетных попыток провернуть ключ, выбивается ударом ноги. Благо открывалась наружу. Выходим во двор… Со стороны двора дом цел, что тем более подозрительно, учитывая наличие крупных комков земли и асфальта разбросанных по двору. Заворачиваем за угол дома и останавливаемся в нерешительности… Подозрительно пустынно впереди. Со временем картина проясняется, отсутствуют ворота… и часть забора… При более детальном осмотре выясняется следующее. Снаряд угодил прямёхонько в канализационный колодец расположенный аккурат посерёдке между воротами и дорогой. Тем самым колодец, бетонное кольцо, приняло основной заряд на себя, дому и воротам досталась только взрывная волна и меньшая часть осколков. Часть забора, метра полтора длинной была унесена в неизвестном направлении, её мы так и не нашли… Правую воротину, сорвало с петель и бросило во двор метров на пять. Левая створка ворот была сорвана с петель и упала тут же, накрыв собой будку с собакой, кстати, будке тоже досталось, пять осколков прошили её насквозь. Собака, хоть и не получила телесных повреждений, но можно только представить, что она пережила находясь в 3 метрах от центра взрыва. Калитка, вырвав замок, описала большой радиус и выгнувшись осталась открытой. Она, калитка, так и осталось в последствии выгнутой, и поведенной, со сквозными отметинами от осколков…
В этот момент, пружина, доселе скрывавшаяся внутри, и медленно сжимавшаяся вдруг лопнула, и я подумал – всё, наша война кончилась…
chet_nik: (Default)

Часть вторая, глава третья.

Погода в начале января была морозной. Но так как ходили усиленные слухи о мародёрстве, мы приняли решение о том, что мы с женой ночуем в доме (типа охраняем), а бабушка в «летней кухне» благо условия позволяли с комфортом разместиться там ей не только одной, но и впятером. Так вот, из оружия самообороны был соответственно проверенный, веками и викингами топор. Не боевой, не томагавк, но хороший, добротный топор с широким, и приличным лезвием. Конечно, сейчас это может показаться смешным и нелепым… Представим себе картину противостояния один топор и например пара, ну хотя бы охотничьих ружей… Или пусть даже один, но «Макаров». Довольно таки слабая конфронтация получается. Но! Позволю себе отвлечься и рассказать немного о трансформации сознания и восприятия реальности. Та часть эго, которая тяготела к человеческому, медленно, но уверенно сдавала свои позиции инстинктам и подсознанию. За прошедшие три, четыре недели, без газа, электричества, и воды, находясь в постоянном напряжении, слух и внутренние чувства называйте их, как хотите, можно «интуицией», обострились и начали вытеснять такие понятия как логика и иже с ними. Тем самым то, что нужно было в обыкновенной, повседневной жизни, было подвергнуто внутреннему анализу на уровне подсознания, и часть мозга, которая отвечала за самосохранение, отмела начисто такие понятия как мелкий страх, и неуверенность. Почему страх мелкий? Да потому, что нет людей абсолютно НЕ боящихся и не страшащихся чего-либо. Человек, который ничего не боится – дурак. По определению. Так вот, вернувшись с Минутки, братишка сказал, что негоже быть раскиданными по всему дому и подворью, и надо быть вместе, чтобы в случае чего…
В общем, в доме были собраны все более или мене ценные вещи, и снесены в подвал «летней кухни», вот тут то и пришло время подвала - бомбоубежища – «Привет Рейгану». До появления брата мы только пару раз спускались в подвал, да и то в первых числах января. 12 января вечером, было принято решение о том, что вход в подвал держится открытым всю ночь. Потому как основное время обстрелов нашего посёлка и других, расположенных в трёхкилометровой зоне посёлков приходилось на ночное, точнее позднее, темное, вечернее время. Это было обусловлено появлением на наших улицах большой машины, с зачехлённой установкой залпового огня… Она периодически останавливалась, то там то сям. И производила некоторое количество выстрелов в сторону позиций федеральных войск РФ… Ответом, «в белый, а точнее в чёрный ночной свет, как в копеечку», были либо миномётные обстрелы, что немного легче, либо танковые залпы, что намного серьёзнее. В сторону предполагаемого места стрельбы этой установки. Ясен пень, что к моменту ответного огня, её и след простыл. Но это не важно… Главное ответить… Пульнуть и успокоиться. Хотя о каком спокойствии может идти речь…
Учитывая расположение Старопромысловской комендатуры на Ташкале, ниже, самого Старопромысловского шоссе, ближе к улице Кольцова. Можно понять выбор боевого расчёта этой провокационной машины. Улицы Бородина, Нефтяная, 9-ая Линия и Шефская были основными господствующими высотами, и позволяли с лёгкостью передвигаться вдоль линии обстрела, оставаясь невидимыми. Причём невидимость как раз и составляли частные дома, расположенные вдоль улиц Ташкалинская, Нефтяная, Бородина… А также «Китайская стена»: ряд пятиэтажных, кирпичных домов стоящих как раз на ул.8-ая Линия, и простиравшихся от ул. Заветы Ильича, что шла вдоль ж/дорожного полотна, переулок Сквозной, ул.Ташкалинская, ул.Нефтяная, и ул.Бородина.

chet_nik: (Default)
Часть вторая, глава вторая.

По ходу повествования может сложиться мнение, что жили мы втроём, но это не так. Точнее не совсем так. Мой младший брат (два года разницы), жил вместе с нами. Но 30 декабря 1994 года, он сменился с ночной смены и пустился пешком, в гости, на Минутку к знакомым девчонкам и мальчишкам… Встречать Новый Год… Прихватив с собой для компании моего друга, так как работали они в одной смене, и соответственно интересы и прогулки были параллельны… Только по прошествие некоторых лет, я узнаю подробности того, что было с районом Ж/Д Вокзала, в предновогодни дни, 30 и 31 декабря 1994 года… Это история «Майкопской бригады», рассказанная и задокументированная в фильмах и радио переговорах… Но речь сейчас не об этом, а о том, как можно было пройти из Заводского района, а точнее пересечение улиц Фасадная, Стадионная и переулка Бажова, до Минутки… Сверяя многие факты и накладывая маршрут их продвижения на передвижения войсковых колонн понимаешь, что федеральные войска, шли буквально «за ними» . . . С отрывом в какие то полчаса, час.. Но парни добрались до Минутки абсолютно без приключений, если вообще можно так выразиться… Новый 1995 Год, они встретили в подвале. Впрочем как и большинство жителей того района. Один из присутствовавших товарищей, предлагал моему другу гранату Ф-1(лимонку), и вылазку наружу, на что получил чёткий и ясный ответ-предложение, нет, с гранатой не пойду! Давай «Калаш», тогда пойду… Тут пришёл черёд нового знакомого удивляться такой неслыханной «наглости», и он ответил: « - Нет, я корову продал, автомат купил. Не дам!» На том и решили.
Каждый остался при своём мнении. Там же, в районе Минутки, проживала и наша Мама. То, как они провели всё это время, ни Мама, ни брат не озвучивают. Война была, всем было нелегко. Вот и весь сказ. Кто, как и за кого переживал, описано не будет, потому как нет таких слов, которыми можно описать беспокойство за родных и близких тебе людей, и нет такой бумаги, которая вынесет тяжесть переживания, эти эмоции и чувства…
Есть одна история про «Минутку». Которая, не укладывается в рамки комического или наоборот – трагического повествовании. В один из вечеров, когда сумерки уже спускались над городом, в воздухе опять, в который раз послышался гул самолёта. Как бы чего не вышло, а Минутка подвергалась довольно таки регулярным бомбёжкам, люди поспешили укрыться в ближайших укрытиях. Но на этот раз пролёт самолёта был одиночным, и глухой стук «бумс», обозначал лишь то, что что-то упало, но не разорвалось. Через некоторое время были обследованы окрестности, предположительного падения, на предмет наличия неразорвавшегося «новогоднего подарка». И на самом деле, это оказался «подарок», металлический ящик контейнерного типа, наполненный коробками с маргарином, мукой и ещё всякой разной съедобной начинкой… Те, кто успел долго потом рассказывали о «еде, упавшей с неба»…
Так и прошли почти что две недели, нового, *95 года… Почему почти? Да потому, что 12 января вернулся брат. Живой и невредимый. Только очень сильно повзрослевший… Думаю не стоит объяснять, что обратная прогулка Минутка – Ташкала, в первой декаде января была прогулкой лёгкой, интересной и развлекательной.
chet_nik: (Default)
Часть вторая, глава первая.

Лирическое отступление. Лирическим оно будет только по сути, но не по времени. Итак, 31 декабря 1994 года. На остатках слабеющего напора газа, приготовлен бисквит, из подвала изъяты банки с салатами, вареньями, прочей вкусностью. Стол сервирован в зале - самой большой комнате дома. На столе красуется бутылочка «Наполеона» приобретенная ещё летом, абрикосовый компот, салатики и всё что подобает нормальной, насколько можно сказать «нормально» об этих событиях вокруг, обстановке. Даже не посчитали за труд привести себя в порядок, а именно сменить «дворовую» так сказать одежду на «парадную». На столе три свечи. Потрескивая, освещают стол и часть комнаты. Мир вокруг затих, в ожидании нового 1995 года. Попытка отрешиться от происходящего: искренние тосты за то, чтобы всё «это» скорее кончилось… Ровно 00.00 . . .
Бой курантов, с минутным запозданием заменил шквал огня, стена трассеров и разрывы зениток высоко в небе - над аэропортом им. Шейха Монсура. Так и был встречен Новый, 1995 год. Торжественно – Отрешённо, с надеждой на скорейшее завершение всего этого…
chet_nik: (Default)
Часть первая, глава пятая.

Несколько слов о «летних кухнях». Данный тип сооружения находил своё применение как нельзя лучше для всего чего угодно, начиная от своего прямого назначения – кухня, и заканчивая отдельно стоящими сооружениями капитального типа для проживания, приёма гостей и т.п. Как раз таким и сооружением и была наша «летняя кухня». Остановлюсь на ней подробнее. Когда мой отец, начал строительство, он первым делом пригнал экскаватор и выкопал котлован размером 6х4 метра и глубиной 3 метра. Соседи приходящие смотреть на такое грандиозное строительство задавали ехидные вопросы: « - Саня, ты чего, бомбоубежище строишь? Рейгана опасаешься? С его холодной войной и системой СОИ?» Отец, ухмыляясь ничего не отвечал. У него в планах было построить большую, «капитальную» кухню, отдельно от дома, в которой было бы всё, необходимое для автономного существования… Знал бы он, как был прав, особенно в плане решения вопросов перекрытия и устройства запасного лаза… Который был совмещён с системой вентиляции и водоснабжения. Перекрытие между подвалом и кухней было изготовлено из продольно уложенных металлоконструкций типа «рельс», о прочности которых, думаю, не стоит рассказывать. Поперёк рельс, были положены бетонные плиты, и уже сверху была поднята сама кухня. Стены подвала были выложены ФБСами, фундаментными блоками строительными. Сплошной железобетонный прямоугольник! В углу, противоположном от входа, была обустроена кирпичная шахта, сквозь которую в кухню, из колодца со счётчиком проходили нержавеющие трубы с питьевой водой. Также через эту шахту осуществлялась естественная вентиляция подвала. В случае обрушения стен самой кухни, и завала основного входа в подвал, эта шахта позволяла покинуть выбраться наружу всем находящимся в подвале. С минимальными затратами на разборку шахты, при помощи подручных инструментов, постоянно находящимися в подвале, рядом с шахтой. Так, вот, сама кухня была по размером такая же, как и подвал 6х4, и высотой 3 метра. Три больших светлых окна, из которых просматривался весь двор и огород. А также санузел, обеспеченный горячей водой и канализацией. В общем, при нужде, в такой кухне можно было жить четырём-пяти человекам… Подробности, с которыми я описываю всё это, будут понятны чуть позже, когда речь пойдёт о житье-бытье, в условиях отсутствия чего-либо человеческого. Хотя, что есть человеческого в самой войне? Ничего!..
chet_nik: (Default)

Часть первая, глава четвёртая.

Вспоминая различия между
жителями квартир и частного сектора, стоит отметить, что жители частных
подворий были изначально (по независящим от них причин, и
обстоятельств), намного лучше подготовлены к передрягам и лишениям в
плане мобилизационной подготовленности и стратегического запаса.
Объясню почему. В квартире есть четыре стены, и кладовка, ну, в крайнем
случае, подвал. Спустился ты в подвал, прилетел к тебе в квартиру
снаряд и всё…

Живи в подвале, или делай что хочешь… В собственном дворе, у тебя есть Дом, Пристройка, Летняя кухня (это вообще шедевр Грозненской частной архитектурной мысли, о нём чуть ниже), Гараж, Сарай, Курятник или «Катух» на худой конец…
То есть при любом раскладе, что то от твоего подворья, да останется… Даже при 100% уничтожении построек, у тебя останется земля, или сам двор, на территории которого можно отрыть землянку и жить восстанавливая свой дом…
Дальше, плавно переходя с вопросов водоснабжения на газ: газ как ни странно подавался практически до конца февраля 1995 года. Но, после обстрелов и периодических минных обстрелов давление газа катастрофически упало и его хватало только на «запальник», в печках «голландках» имеющихся практически во всех частных домах, постройки до середины 80-х. Ибо потом, стало модным ставить котлы водяного отопления. Удобных, но как оказалось малоэффективных в случае проведения военных действий… Так вот, дано: квартира, и отсутствие электричества, газа, и воды. Фиг с ним с электричеством – освещаемся «керосиновыми лампами», кстати, они горят и на солярке, если туда, в солярку добавить поваренную соль! Проверенный вариант противовозгарающегос
я состава. На крайний случай свечи, дорогой и дефицитный товар по причине отсутствия электрификации. И отсутствия спроса в предвоенные годы… Хотя в каждой второй семье нашлись и керосиновые лампы десяток другой лет пылившиеся в чулане, и десяток свечей купленных по случаю, «на всякий сучий случай». Так вот, в частном секторе практически у каждого был сарай или место в котором складировались дрова, деревяшки, столярные изделия, или старые двери, рамы. А в квартире окромя самих дверей, межкомнатных + входные, и оконных рам, деревянного было мало… Пара столов и шесть стульев не в счёт. Вот и приходилось оставшимся жителям этажных "скворечников" переоборудовать балконы и лоджии под таганки или другие наспех собранные варианты очагов для приготовления пищи. Об отоплении, также разговоров нет – выигрывали частные дома. «Голландки» устраиваемые в центре четырехстенных домов позволяли обогревать малым количеством газа практически весь дом, не так, чтобы до жары и комфорта, но «тёплый дух» в доме держался. И пар изо рта не шёл. После того, как трубы газопроводов были продырявлены донельзя, пришлось демонтировать газовую форсунку, и достав из того же пресловутого сарая старую чугунную дверцу, с этой же голландки начать топить дом и летнюю кухню, дровяными запасами из сарая.
В доме моего лучшего друга, проживавшего в первом Ташкалинском переулке, стоял гибрид «Голландки» с небольшой «Русской печью». Старик дед, сходя в могилу, пообещал большие неприятности тому, кто разберёт эту печь в угоду увеличения жилплощади. И тем более велел бережно хранить запас угля, и дубовых поленьев, занимавших большую часть сарая. Сколько копий было сломано, сколько скандалов переругано, но дочь, верная заветам отца не дала никому тронуть это чудо. И вот, когда кончился газ, половина улицы, точнее, половина жителей улицы и переулка, оставшихся на тот момент в городе, все потянулись к ним. Во-первых, печь мало требовала дров, а угля вообще было достаточно пару совков, чтобы поддерживать дом в тёплом состоянии на протяжении всей ночи. Во-вторых, на самой чугунной плите прекрасно готовился борщ, и жарилась картошка. А за дверкой, вмонтированной в стену спальни, обнаружилось отделение «духовки», которое как нельзя лучше подошло для выпечки хлеба. Таким образом, человек, сложивший эту печь и построивший дом в далёком 195*** году, смог предусмотреть то, что помогло выжить этой семье и десятку соседей, в 1994 – 95 - далее по требованию…
chet_nik: (Default)
Часть первая, глава третья.

Последняя декада декабря, 1994 года. Электричество кончилось. Кончилось, как-то обыденно, « ну кончилось и делов то, дадут чуть позже »… Мы уже подспудно были готовы к тому, что будут некоторые лишения в виде кратковременного отключения электроэнергии, или ещё чего.… Но не думали, что ЭТО будет надолго и всерьёз. Были подозрения о том, что это временная мера, направленная на недопущение возникновения очагов возгорания, в случае замыкания. Вода, худо-бедно сочившаяся из крана, кончилась где-то в двадцатых числах декабря. Поначалу пользовались той, которой смогли запастись заблаговременно. Но запасы иссякали, и пришлось покинув автономное существование внутри двора, выйти на поиски источников воды. Первым таким источником стал пожарный водоём на территории Катаямовского дома интерната, в обиходе «престардом». Завхозом, этого заведения, накануне войны был очень деятельный мужчина, имя которого история, к сожалению не сохранила. Так вот он, буквально в начале ноября выкачал «старую воду» и закачал абсолютно новую и свежую… Низкий земной поклон этому человеку!
Потом мы ходили на стадион сш№54, там тоже был пожарный водоём, но по причине того, что доступ к нему был намного открытие, и не было никакого присмотра, он был более грязным, как по наличию глины так и по наличию инородных предметов. Но эти обстоятельства не могли заставить отказаться от забора воды из этого источника, потому как вода нужна была в первую очередь. Да и после отстаивания, если аккуратно слить, эта вода годилась на хознужды. А то, что пятую часть ведра занимал глинистый осадок, так это не беда… Но, и этот водоём был не бесконечен, и кончился намного быстрее «престардомовского».

Далее мы начали осваивать и без того освоенный пожарный водоём расположенный между улицами 6 и 7 Линия, по вертикали и Заветы Ильича и пер. Сквозной по горизонтали. Этот водоём располагался на задах дома в котором находилась Изо-Студия, и Библиотека, № вроде как 3. Особенностью этого водоёма было наличие двух колодцев что позволяло большему количеству людей набирать воду. Набирать воду… Это легко сказать – сходить и набрать воды… Это допустимо по отношению к речке или к крану расположенному на углу улицы… Представьте себе, что Вам прежде чем дойти до источника с водой надо преодолеть путь длинной в 3-5-8 километров… Почему я пишу такие расстояние, да потому, что на этом Библиотечном» водоёме мне встречались знакомые с Карпинки, и Нефтянки, а знающему местность человеку названия этих куянов много о чём скажут… Далее, чтобы зачерпнуть воду, находящуюся на глубине порядка 5-7 метров Вам надо иметь с собой верёвку, проволоку или электрический провод, длинной боле заявленной глубины метра на 1,5-2… Пол метра на высоту ныряющего ведра, полметра на крепление этой самой верёвки на себе, ну и с полметра, метр на запас… Итак теперь второй этап – закидывание ведра, точнее «опрокидывание». Попробуйте придти в бассейн, забраться на вторую ступеньку вышки для прыжков, пусть даже её высота не будет превышать трёх метров… Положите на самый край спасательный круг, и наступите на него ногой, получится полная имитация люка пожарного водоёма. Так как диаметры люка и спасательного круга одинаковы. А теперь попробуйте швырнуть в отверстие круга ведро с привязанной к его ручке верёвкой так, чтобы с первого раза набрать ведро воды… То-то же… Есть практически только один способ закидывания ведра на верёвке, позволяющий сделать это с первого раза: Ведро переворачивается «вверх дном» правой или левой рукой (кому как удобнее) верёвка прижимается к нижнему буртику ведра и в таком положении отпускается вниз, именно отпускается ибо бросание, или медленное опускание с последующим «ужением туда сюда» не даёт никаких результатов. Кроме недовольства многочисленных людей стоящих за тобой. Так вот, первой проблемой «водозабора» становились пластмассовые вёдра с хрупкими и нежными ручками: ручка если не отрывается во время удара о поверхность воды, то переламывается во время подъёма, потому, что ручка не выдерживала того, что крепление осуществлялось в одном месте, ровно посередине, на самом изогнутом месте… Сопромат рулит, и ошибок не прощает… Второй проблемой было крепление подъёмного механизма типа «верёвка»… Многие удовлетворялись креплением типа «удавка»… Преимущество его спорно, потому, что при ударе о воду происходило распускание этой пресловутой удавки и как следствие развязывание и сползание крепления. Итог – ведро медленно и плавно остаётся в воде, а верёвка в руках. Третьим и пожалуй самым главным неприятным моментом являлось то, что многие люди просто приходили к водоёмам с вёдрами и стояли рядом с набираемыми, грустно глядя на то, как другие черпали воду и уходили… Надо отдать должное нашим Грозненским парням, они никогда не оставляли без внимания тех, у кого не было верёвок для поднятия, набрав свои ёмкости они без просьб о помощи, говорили «давай, свои вёдра» и в пару приёмов наполняли их… Учитывая наш менталитет и отсутствие «базарности» - ругани, споров или не дай Бог драк на водозаборах не было никогда… Очередь само организовывалась и порядок в ней поддерживался сам по себе!..
Возвращаясь к вопросу о ненадёжности креплении вёдер и их «утопству», нужно отметить, что мальчишки из числа оставшихся в городе, устроили даже сервис «вернуть ведро: инструмент - просто верёвка с самым банальным крюком в виде знака вопроса. И вот после очередного наплыва водоносов, на поверхности плавают 2-3, а то и 5 сорвавшихся вёдер, мальчуганы заводят свои крючки в район «ведроплавания» и стараются подцепить какое либо из них. Спиннингисты и любители рыбалки могли многому научиться в вопросах «подводки» и «подсекания» у этих мальцов! Причём стоит заметить, что случаи присвоения чужих вёдер были редким исключением по причине того, что многие приходили с единственной парой вёдер находившихся дома… Скажите, а много ли у Вас дома сейчас вёдер? Вот, и у тех кто приходил за водой, дома имелось не более 2-3… А если лишаться за каждый заход по ведру? Как жить дальше? Поэтому вернуть ведро тут же, не отходя от колодца, стало делом принципа и гордости этих мальчишек.
Опять же, два ведра, это может и достаточно для одного человека на день, а если вас двое или трое… Прибавьте к этому престарелого члена семьи, и умножьте на маленького ребёнка… Да и ходить весь день, за водой не так уж интересно! Тем более проблема наличия воды для так называемых хоз/нужд была более актуальна для жителей, НЕ частного сектора, то есть «этажек»… Потому как в частном секторе, туалеты были по большей части типа «нужник». С выгребной ямой, или накопительной неважно. Важно то, что эти сооружения НЕ потребляли воду, в том виде в каком она применялась в многоэтажных домах с центральной канализацией… Поэтому, жителям квартир приходилось тратить воду ещё и на это чудо цивилизации типа «унитаз»…
Нашей семье, на тот момент состоявшей из трёх человек, можно сказать повезло. Приобретённая ещё до войны, по случаю, молочная, алюминиевая фляга, ёмкостью 50 литров очень выручала нас. Но был ещё один вопрос, как доставить эту ёмкость до дома? Учитывая, что за водой приходилось идти под горку, а возвращаться в гору… Ноша была практически неподъёмная. И тут на помощь пришёл «скейт», или как правильнее будет «скейтборд»: доска на колёсиках. До всего этого, он – скейт, служил только для спортивного развлечения: скатывания вдоль 14-го дома по ул.8-ая Линия. Данное чудо техники и экстремального спуска с крутых асфальтобетонных неровностей было приобретено в далёком 1988 или 1989 году, в магазине «Спортивный» на проспекте Революции. За довольно приличную по тем временам сумму 42 рубля, тем более что эта сумма была взята бабушкой со своей пенсии, и составила как раз половину той самой пенсии. Если бы производители, этого «скейта» знали, какие испытания ему были уготованы…
В общем, этот экземпляр прослужил всей нашей семье верой и правдой вплоть до 2006 года, весной которого он просто-напросто переломился пополам. 16 слоёв фанеры выдержали нагрузку в 17 лет.

chet_nik: (Default)
Часть первая, глава вторая.

Гул самолётов со временем стал дополняться далёкими разрывами. Ориентировочные места разрывов авиабомб были в районе аэропорта им.Шейха Монсура. В прошлом, это был аэропорт города Грозного. Кадры местного телевидения, документально зафиксировали то, что осталось от учебных самолётов находящихся на краю лётного поля. Груда сгоревшего авиационного алюминия…. В тот же день, в Москву, ушла телеграмма, подписанная президентом Дудаевым: «Поздравляю с победой в воздухе, до встречи на земле».
Телевизионные новости, транслировавшиеся в тот момент, носили характер противоречивый, и не вполне понятный для тех, кто в Грозном видел эти самые события, на месте. Что стоит одна только фраза, произнесённая диктором информационной передачи «второй кнопки»: « - …По городу Грозному нанесён ракетно-бомбовый удар. Жертв и разрушений нет».
Одним из событий взбудоражившим не только нас но и пожалуй большую часть оставшихся к этому моменту жителей Города, стало начало применения кассетных осветителей. Не знаю, специально, или нет, но момент первого применения этой «подсветки» пришёлся на туманную ночь… Точнее поздний вечер. Попробуйте представить себе, абсолютно чёрное небо, ибо «ГорСвет» уже не выполнял своих функций, а луна за всю историю войны баловало Город не так часто, и вот после прохода высоко летящего, тяжёлого, военного самолёта ВДРУГ небо начинают озарять круги света . . . Мистики происходящему придавал тот самый пресловутый туман, который не позволял чётко определиться с источником происхождения света. Всё живое замерло. В груди, всеохватывающим клубком зарождался страх, первобытный страх неизведанного, тайного, страшного… Люди выходили на улицу и громко переговаривались, стараясь тем самым побороть, страх, пытаясь понять происходящее или дать этому какое либо разумное объяснение… И тут, как по мановению чей-то неведомой, но довольно таки сильной и властной руки туман, как старое и надоевшее покрывало был сдёрнут с небосвода ночного Города и стало ясно, абсолютно ясно и отчётливо видно купола парашютов…
В тот же миг, жизнь, замершая пятью минутами назад, будто снялась с «паузы» и потекла в прежнем ритме…
Спустя несколько минут, около нас, столпившихся, и как-то враз ещё более сплотившихся немногочисленных соседей, остановилась белая «шестёрка», и человек сидевший внутри добавил тревоги и непонимания, крикнув: « - Россия выбросила десант парашютистов, в районе Катаямы…» И машина взвизгнув шинами унеслась в сторону Катаямовских садов… Правдоподобности этому заявлению добавляло два факта. Первый: Паша-Мерседес обещал в случае чего разобраться с непокорной Республикой «за несколько часов», используя полк ВДВ. Второй: низовой ветер, согнавший туман был в сторону центра Города, а верховой который и нёс осветительные кассеты, наоборот, со стороны Заводского района в направлении Электроприбора. Вследствие чего и сложилось ощущение высадки десанта в районе Катаямы.
chet_nik: (Default)
Часть первая, глава первая.

Что может желать молодой, полный сил и желаний парень, имеющий любимую жену, престижную должность начальника цеха, тем более что в ближайшие полгода, в его жизни должны были произойти два наиболее значимых для него события. Рождение сына и получение диплома, с отличием. Причём учёба не для «галочки» или ради «корочки», а реальное получение качественного образования соответствующего уровня и профиля. По любимой специальности.
Наверняка безоблачного неба, здоровья своей семье и близким, удачи и творческих успехов на любимой работе, которой он уделял достаточно времени и сил, чтобы из «молодого специалиста» стать полноправным руководителем коллектива, ответственностью которого были как минимум 30 тонн аммиака. Учитывая, что месторасположение комбината было в черте города Грозного – Заводской район, 12 трест, ул.Фасадная, пер.Бажова 2, и принимая во внимание следующие факты и цифры: наличие с тыльной стороны,(через Ж/Д ветку):заводов ГЗЖБИ и ГЗЖБК, численность рабочих дневной смены порядка 1 000 человек. С правого торца - Воинской части ВВ МВД СССР. Впереди и слева до Стадиона Орджоникидзе самого посёлка «12 трест» количество жителей порядка 1 200 человек, детских садов№45 и №69 средней школы №**(не помню), в общем, ответственность, скажем так, не малая!.. В случае аварийного выброса аммиака или не дай Бог провокации, тогда ещё не было такого понятия как теракт, погибнуть могла большая часть из вышеприведённого списка…
Впрочем мы немного отвлеклись от жизнеописания молодого Грозненского парня… Ноябрь 1994го… На фоне малопривлекательных будней молодого государства ЧРИ, о них написано и рассказано не мной, но много и противоречиво, спокойствие и некоторая мечтательность молодой семьи была оазисом, который с неподдельной искренностью радовался каждому новому дню, заметьте – не прожитому, а НОВОМУ… Первая половина месяца была проведена в обыденных и рутинных заботах о семье, доме и планах на будущее. Причём эти понятия обыденности и рутинности приводятся мной неслучайно, и преднамеренно. Ибо обыденность воспринималась как спокойствие, а рутинность как стабильность…
В один из ноябрьских дней второй половины месяца, мой заместитель по капитальному ремонту оборудования, пару лет назад вернувшийся из славного города Шевченко, где многие Грозненцы в 70-х пытали счастья, и кстати многие его там находили! Ибо ударные комсомольские стройки собирали в одном месте много молодых, талантливых и авантюрных юношей и девушек, которые впоследствии создавали счастливые семьи, становясь передовиками производства, ударниками коммунистического труда, да и просто классными специалистами! Вот и мой зам, окончив автомобильный институт, по возвращении к родителям, в ЧИАССР, да – да . . . В ЧИАССР!!! Тогда моя Родина называлась ЧИАССР, и столицей был самый прекрасный и зелёный город Северного Кавказа – город Грозный. Так, вот он, после визита родственника из его родового села, попросил меня предоставить ему отпуск, без содержания», сроком на недельку-другую… Заявление осталось без даты выхода на работу, мы с ним решили, что по возвращению он сам его впишет, и мы его приложим к табелю… Заявление так и осталось лежать в моём столе… Без даты возвращения…
На следующий день после его убытия в город «вошла оппозиция». Не хочу, и не буду касаться никаких аспектов и видов этого действа. Скажу одно – в городе резко запахло тревогой… Из центра города стали приходить противоречивые слухи и россказни о том, что случилось… Ехать и смотреть что там и как, не было сил и желания, так как автобусное сообщение было нерегулярным и крайне отрывочным. Поход на работу и обратно, был пешей прогулкой, которая занимала порядка 45 минут. Хладокомбинат – Ташкала. Эти прогулки заслуживают отдельного рассказа, но не сейчас, позже, немного позже…
Вечером, посредством телевизионного вещания можно было увидеть городские события или как минимум их последствия. День «входа оппозиции в город» и его итоги были суммированы в 20минутном видеофильме, который состоял из панорамных съёмок центра города «после отпора оппозиционных сил в виде танковой колонны » и краткого интервью с пленными людьми, тремя часами ранее сидящих за рычагами грозных военных машин типа «танк»…
Принципиально не пишу, что это были солдаты, или военнослужащие, по причине того, что Российская Федерация не вспомнила о них, а Министерство Обороны (привет Паше-Мерседесу) отреклось от них, «вчерашней датой» уволив их из рядов ВС РФ днём раньше пленения …
Бездарность планирования и проведения танкового броска в Город, по истечении времени наводит на мысль о затравке, или провокационном ходе который и должен был дать повод для команды «фас»… Может я чего и недопонимаю, но каким образом Люди, уволенные из рядов МО РФ смогли воспользоваться танками, как средством передвижения и достигнуть рубежей, а самое главное центра Города Грозного?...
Со следующего дня небо Города наполнилось гулом самолётов, сам Город начали наводнять люди которых раньше не было видно… Никто не верил, или точнее не хотел верить в начало каких то активных действий или противодействий…Но посредством телевидения населению начали преподавать курс «Подбей танк одной гранатой». Довольно таки колоритная внешность, держащая на поводке живого Волка, тотемный символ Чеченского Народа, с уверенностью, и самое главное, с отрешенной спокойностью вещала с телеэкрана, куда и как надо поражать танк, в случае его появления перед Вами, или недалеко от Вас.
В общем, уроки НВП, «фигня» по сравнению с той передачей…

Profile

chet_nik: (Default)
chet_nik

August 2011

S M T W T F S
  1 2 3 4 56
7 8 9 10 11 1213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 04:34 am
Powered by Dreamwidth Studios